Почему женой хозяина волшебника драматург делает обычную женщину

Любовь или жизнь? Фильм «Обыкновенное чудо»

Мы так привыкли любить этот фильм и его героев, что уже не замечаем, а кто, собственно, эти герои, какие послания они в себе несут.

Начнем с Волшебника. Кто этот персонаж? Это сильный, умный, состоявшийся мужчина, переживающий кризис 40-45-ти лет. Он чувствует неумолимое приближение скуки во всех сферах жизни – в творчестве и в браке. Он борется с врагом, сопутствующим возрасту – остыванием, равнодушием.

Он разозлен, разочарован, он устал. Его жена реагирует на его духовную импотенцию соответственно – она тоже охладевает к мужу и относится к нему с брезгливым терпением, как к хроническому больному.

В этой ситуации Волшебник придумывает Медведя и принцессу. Он создает что-то вроде компьютерной симуляции, чтобы возбудиться, вдохнуть новый огонь в творчество и в отношения с женой.

Волшебник выступает для Медведя символическим отцом и одновременно – магом. Как отец он хочет быть гуманным и уважать волю сына. Но как демиург он манипулирует Медведем словно марионеткой, ведь он лишь его выдумка, фантазия.

Когда Медведь отказывается поцеловать принцессу, выбрав жизнь вместо любви, Волшебник взбешен и говорит ему самую жестокую фразу:

– Ты мне больше не интересен.

Можно ли ранить своего ребенка сильнее, даже если он уже взрослый?

Эта фраза выдает так называемое «нарциссическое расширение» – сын был нужен исключительно для того, чтобы исполнить сценарий, предписанный ему отцом. Он должен был пожертвовать жизнью, чтобы вернуть влечение в охладевшую пару Волшебника и его жены.

Вероятно, своей смертью он должен продемонстрировать силу любви — любви Волшебника к жене. Однако сам Волшебник не собирался жертвовать жизнью ради жены, он предпочитал убить свое создание, Медведя.

Это театрализованное убийство, задуманное Волшебником, напоминает Колизей, где кровь служила возбуждению и развлечению праздных римских граждан. Когда же Медведь отказывается служить таким садистически-кровавым возбудителем, он навлекает на себя гнев отца и изгнание из дома.

Конечно, можно возразить, что Шварц вовсе не писал садистическую пьесу. Ведь ясно же, что, поцеловав принцессу, Медведь остался бы человеком. В этом и состоит «обыкновенное чудо», такова была задумка Волшебника.

Однако Медведь об этом не знал. И ребенок нарциссических родителей не знает, что они хотят ему только хорошего, когда используют его, принуждают следовать своим целям, когда подменяют его собой.

Вместо того чтобы радостно идти навстречу своей красивой запланированной гибели, Медведь тухнет и вянет. Абдулов очень убедительно сыграл ребенка нарциссических родителей, юношу с отсутствующим Я.

Медведь – самый внутренне пустой персонаж в этой истории. У каждого героя в фильме есть своя воля, мотивация, яркий характер. А у Медведя нет. На нем будто лежит тень непроявленности, нереальности. Он не принадлежит себе, не знает, чего хочет и зачем живет. Он депрессивен и стёрт. Несмотря на привлекательную внешность и обаяние, он кажется ненастоящим. Как будто он получил свою жизнь взаймы от отца и не может ею распоряжаться. Все, что он может – выполнять волю отца.

И в конце концов Медведь подчиняется этой воле.

В финале он приходит к принцессе, чтобы быть убитым. И хотя выглядит так, будто он готов на все ради любви, фактически – ради отца, чтобы исполнить его предписание. Юноша будто несет себя на заклание, т.к. не в силах перенести отвержение Отца. И когда он целует принцессу, мы видим не акт любви, а парализованную волю, подавление жизненного инстинкта, подчинение семейному сценарию.

Обыкновенное чудо

Евгений Львович Шварц — российский советский писатель, драматург, автор более 20 пьес для драматического и кукольного театра, а также сценариев к десяти кинофильмам.
В 20-е годы 20-го века выходят его первые детские книжки. С 1925 года Шварц — секретарь журнала «Ленинград», чуть позже — детского отдела Госиздата. С 1927 года начинает заниматься драматургией, ставятся его пьесы «Ундервуд», «Красная шапочка», «Снежная королева» и другие.

Самые знаменитые его пьесы «Голый король», «Тень» и «Дракон» написаны в период с 1934 по 1943 год. Умер Евгений Львович 15 января 1958 года.

Мне довелось читать в детстве сказки Евгения Шварца, ещё до того, как вышли его знаменитые фильмы «Обыкновенное чудо», «Убить дракона» и другие. Волшебство этого удивительного сказочника творило с моей душой чудеса превращения, давало надежду на чудо в самые горькие минуты.

Сказки Е. Шварца казались мне очень глубокими, для взрослых. Думаю, что таковыми они и являются, ведь и сегодня, обращаясь к его творчеству, я нахожу высоту мысли, духовности, щемящую нотку ностальгии по человечности, которая присуща подлинным Мастерам. Такими горькими романтиками были Г.Х.Андерсен и Александр Грин.

Тематика произведения – сказка-притча. Мир, созданный автором, не является привычной для нас сказочной средой. Он более философичен и психологичен. Он приближен к нам ироничностью автора. В пьесе «Обыкновенное чудо» герои не только живут, в созданной автором реальности, они постоянно обращают свои мысли к читателю-зрителю. Не столько себе, скорее зрителю обращены их мысли, переживания, их рассуждения о жизни. Это беседа автора со зрителем, наполненная горечью и любовью к людям.

Человек перед занавесом, а по сути, сам автор, говорит:
«…В сказке очень удобно укладываются рядом обыкновенное и чудесное и легко понимаются, если смотреть на сказку как на сказку. Как в детстве. Не искать в ней скрытого смысла. Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь…»

Любовь, способность к самоотречению в любви, преображение человека любовью – главная идея произведения.

Вот как Хозяин волшебник говорит в пьесе о своей жене в своём антре:
« Она идет! Она! Она! Ее шаги… Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик, честное слово так! Идет! Она! (хихикает застенчиво ) Вот пустяки какие, сердце бьется так, что даже больно… Здравствуй, жена! (входит хозяйка, еще молодая, очень привлекательная женщина) Здравствуй, жена, здравствуй! Давно ли мы расстались, часик всего назад, а рад я тебе, будто мы год не виделись, вот как я тебя люблю…»

Вся пьеса пропитана любовью. Из любви к жене Хозяин замутил всю эту историю, из любви медведь остался человеком.

Е.Шварц изначально ставит героев: Медведя и Принцессу в конфликтную, не разрешимую в обычной жизни ситуацию. Если юноша — Медведь поцелует принцессу, он вновь превратится в зверя. Герой, полюбив прекрасную девушку, всеми силами старается избежать этого, чтобы не принести горя любимому человеку. Но сама невозможность любви становится предметом страдания для них обоих.

Чисто психологический сюжет, быстро превращается в приключенческий, когда Принцесса, переодевшись в юношу, пускается в погоню за сбежавшим юношей- Медведем.

Волшебник и автор, засыпают всех героев снегом в затерянной в горах гостинице, где происходит встреча героев, и как мне кажется, подлинная кульминация произведения.

Новым сюжетным ходом, встречей давно расставшихся влюблённых Трактирщика и Придворной дамы, автор усиливает присутствие в произведении Любви. Что случилось с Придворной дамой, утратившей веру в любовь? Она «превратилась в жандарма». Но, спасая Любовь в душах юных героев, Трактирщик открывает душу перед героями пьесы и зрителями и рассказывает о собственной трагедии.

Трагикомичности придает появление в сюжете Охотника на медведей, борющего за свою славу.
Каждый персонаж в пьесе перерождается, изменяется при встрече с Любовью, которая сама по себе является действующей, двигающей сюжет силой.

Финал произведения, нарочито отложен автором. Автор предлагает зрителю вначале ложный финал: Медведь и Принцесса расстались. Принцесса вянет и заболевает. Герои живут обыденной жизнью…

Грусть ложного финала усиливается Хозяином- волшебником, писателем, автором, творцом. С каким разочарованием он говорит:
«Я больше не буду тебе помогать. Ты мне не интересен». Да. Нет больше греха, чем страх, трусость. так понял колебания Хозяин. Что? Слабо? Не поцеловал, значит не любишь. Медведь за 7 лет стал слишком человеком. Человек может отказаться от любви, беспокоясь о любимой.

Вот какое чудное открытие: и люди родятся от любви. »

Тем более эффектно, после обыденного варианта ложного финала, как взрыв, срабатывает развязка — появление героя и его решимость: поцеловать принцессу, и, превратившись в зверя, умереть от пули Охотника, упорно ждущего «своего» сотого медведя.

Но в финале происходит «обыкновенное чудо» — герой, преображённый Любовью, окончательно становится Человеком и ему не грозит превращение в зверя!

Читать еще:  Почему жена не хочет близости с мужем решение проблемы

До самого конца пьесы со зрителем беседует главный «волшебник» — автор. Мудрость и боль звучат в его словах в финале пьесы. И на всю жизнь остается это щемящее ощущение – гений прощается с нами, смертными, каждой минутой своего «волшебства» — творчества!

«Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю. Одни, правда, работали лучше, другие хуже, но я уже успел привыкнуть к ним. Не зачеркивать же! Не слова – люди…

Спи, родная моя, и пусть себе. Я, на свою беду, бессмертен. Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки. А пока – ты со мной, и я с тобой. С ума можно сойти от счастья. Ты со мной. Я с тобой. Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут так, как будто они бессмертны,– смерть иной раз отступает от них…»

Великие, сильные и чистые чувства творят чудеса.

Сказки любят читать все – и маленькие дети, только что постигшие азы грамоты, и подростки, вступающие во взрослую жизнь, и сами взрослые, мечтающие хоть на несколько часов вернуться в мир детства. Сказки любят читать все, только не все в этом признаются.

А сказки Е. Л. Шварца знакомы нам с самого раннего детства. Потом мы вырастаем, и любимые герои так и остаются в детстве, даже слегка подзабываясь со временем. Книги пылятся на полках, потому что вроде бы уже неловко читать детские сказки. Однако напрасно мы так думаем. Сказки Евгения Львовича имеют замечательное свойство – расти вместе с читателем. Перечитав давно известные произведения русского сказочника, мы можем найти в них то, чего не заметили в детстве. Возможно, такое «двойное прочтение» и входило в замысел автора.

Предварительный просмотр:

МБОУ «Актанышская средняя общеобразовательная школа № 1» Актанышского муниципального района РТ

«Великие, сильные и чистые чувства творят чудеса. »

Выполнила: ученица VIII класса

Зиннатуллина Инзиля Ильясовна

Сказки любят читать все – и маленькие дети, только что постигшие азы грамоты, и подростки, вступающие во взрослую жизнь, и сами взрослые, мечтающие хоть на несколько часов вернуться в мир детства. Сказки любят читать все, только не все в этом признаются.

А сказки Е. Л. Шварца знакомы нам с самого раннего детства. Потом мы вырастаем, и любимые герои так и остаются в детстве, даже слегка подзабываясь со временем. Книги пылятся на полках, потому что вроде бы уже неловко читать детские сказки. Однако напрасно мы так думаем. Сказки Евгения Львовича имеют замечательное свойство – расти вместе с читателем. Перечитав давно известные произведения русского сказочника, мы можем найти в них то, чего не заметили в детстве. Возможно, такое «двойное прочтение» и входило в замысел автора.

Передо мной несколько потрепанная книга, я аккуратно беру ее в руки, листаю и невольно начинаю читать, хотя уже читала однажды. Это пьеса-сказка Евгения Львовича Шварца «Обыкновенное чудо». При повторном чтении сказка воспринимается совсем иначе.

«Обыкновенное чудо» Е. Л. Шварца – это пьеса-сказка, и она строится по своим законам: в арсенале драматурга совсем иные способы создания образов, по-другому выражается авторская позиция, сюжет развивается динамичнее, чем в эпическом повествовании. Е.Шварц соедини л в одном лице функции повествователя и персонажа.

В «Обыкновенном чуде» сказителем является Хозяин (Волшебник). Два смысла вкладывает Е. Л. Шварц в слово «Хозяин»: первый — Хозяин усадьбы, где происходит действие пьесы-сказки; второй — Хозяин сказки, т.е. ее творец, синонимом ему является слово «Волшебник». И этот второй смысл слова «Хозяин», мне кажется, помогает понять причину создания образа Сказочника в пьесе-сказке. Вместе со сказочником в произведение входит тема искусства, творчества, судьбы художника, его непростых взаимоотношений с жизнью, властью, с самим собой. Хозяин не только герой-повествователь, но и творец сказки и художник. Все же повествовательные возможности его заметно сужены, функции рассказчика частично переданы другим действующим лицам и не являются для него ведущими. Хозяин рассказывает всего одну сказку — сказку о чуде любви, но вся она «пропущена» через его душу и разум.

Хозяин в «Обыкновенном чуде» не молодой человек, а зрелый мастер, признанный Волшебник. Ни портретного, ни биографического сходства с Е. Шварцем в нем нет. Но есть одна выразительная деталь. «Обыкновенное чудо» посвящено Екатерине Ивановне Шварц, которую он очень любил. Первый монолог Хозяина — о любви к жене: «Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик, честное слово так!». Любовь лежит в основе всей пьесы-сказки: «Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю».

Е.Шварц подчеркивает в Хозяине творческое начало и, наверно, не случайно дает своему герою двойное имя: Хозяин и Волшебник. Волшебник — его профессия, он творит чудеса. Хозяин (Волшебник) и в монологах, и в репликах постоянно говорит о любви: «Влюбляться полезно!» Более того, выстраивает свою сказку как цепь разнообразных вариаций любви: Хозяин и его жена, Медведь и Принцесса, Эмиль и Эмилия. Все отрицательные персонажи Е. Шварца (Администратор и др.) лишены способности любить, а значит и творить.

Волшебник, как и «герои сказки, более близкие к «чуду», лишен « бытовых черт сегодняшнего дня». Он целиком поглощен творчеством и как настоящий художник живет в мире, населенном реальными людьми и придуманными им самим персонажами. Взаимоотношения мастера со своими созданиями не просты. Оценивая их достоинства и недостатки, он говорит: «Одни работали лучше, другие хуже, но я уж успел привыкнуть к ним. Иногда персонажи делают не совсем то, что ему хотелось, но при этом не нарушают существенно его планов. Это вызывает у него добрую улыбку: «Вот, например, Эмиль и Эмилия. Я надеялся, что они будут помогать молодым, помня свои минувшие горести. А они взяли да и обвенчались. [. ] И пусть, и пусть».

Другое дело, когда герой выходит из-под опеки автора и начинает действовать в соответствии с логикой собственного характера, когда ставится под сомнение авторский замысел, тогда Хозяин из помощника и дарителя превращается во вредителя: «Прощай. Я больше не буду тебе помогать. Нет! Мешать начну тебе изо всех сил. До чего довел…». И он исполняет свою угрозу: «Самые тихие речки по моей просьбе выходят из берегов и преграждают ему путь, если он подходит к броду. Горы, уж на что домоседы, но и те, скрипя камнями и шумя лесами, сходят с места, становятся на его дороге. Я уж не говорю об ураганах. Эти рады сбить человека с пути. Но это еще не все. Как не было мне противно, но приказал я злым волшебникам делать ему зло. Только убивать его не разрешил»

Творец и герой противостоят друг другу: замысел одного не соответствует характеру другого. Е.Шварц мастерски показывает драматизм творческого процесса в постепенном постижении истины, глубину переживания художника, открывающего для себя новые горизонты творчества. Хозяин не всегда предвидит, чем и как разрешится какое0-нибудь событие. Главное для него понять законы творчества, природу подобных явлений. В «Обыкновенном чуде» читателю открывается внутренний мир творца пьесы-сказки, зрелого мастера, его творческая лаборатория.

В «Обыкновенном чуде» изображены и взаимоотношения художника с властью. Его позиция по отношению к ней выражена четко и категорично: «Я королей, откровенно говоря, терпеть не могу!». Король и его прислужники изображаются как деспоты и тираны. Художник и власть враждебны. Однако в пьесе-сказке Хозяин является волшебником не только в переносном (творец, мастер), но и в буквально сказочном смысле слова. Он обладает могуществом: может превратить Медведя в человека, министра-администратора — в крысу, короля — в облачко и т.п. Кроме того, он еще и бессмертен, как само искусство. А значит ему не страшны ни короли, ни министры, ни палачи. Он понимает их несовершенство, жестокость, временность и не боится их. Очевидно, здесь сказался оптимизм исторического времени — на дворе была оттепель — и вера в бессмертие искусства.

Читать еще:  Почему мой муж дурак

В сказке Шварца случается чудо, даже вопреки воле самого Волшебника. Мораль проста и прекрасна: великие, сильные и чистые чувства творят чудеса. «Обыкновенное чудо» — самая личная из всех сказок Евгения Шварца. И неудивительно — ведь повествовала она о Любви. В этой сказке под масками Волшебника и его жены впервые неприкрыто проглянули автобиографические черты, что подтверждалось и характером Волшебника, и посвящением пьесы Екатерине Ивановне Шварц. Думаю, вы согласитесь: ведь они похожи – Шварц и Хозяин?

Обыкновенное чудо

Перенимаю эстафету авторского поста о старом, забытом, но любимом -советском фильме.

Обожаю его с детства, песни пою на нерадость моей дочери до сих пор, а цитаты беспощадно цитирую!

«Обыкновенное чудо» — советский художественный телефильм 1978 года. Экранизация одноимённой пьесы Евгения Шварца. Это вторая экранизация пьесы. Первая была снята в 1964 Эрастом Гариным. Телепремьера на ЦТ СССР — 1 января 1979 года.

Главный герой фильма — Волшебник (Олег Янковский), который, чтобы развлечь себя и свою жену (Ирина Купченко), выдумывает сказки. Герои сказок оживают, приходят в его дом и начинают жить своей жизнью. Очередная сказка получилась очень грустной.

Много лет назад Волшебник придумал «сказку наоборот» — превратил медведя в человека (Александр Абдулов) и решил, что тот превратится снова в медведя, когда в него влюбится принцесса и поцелует его. И вот юноша, бывший раньше медведем, возвращается к волшебнику и встречает в его доме прекрасную девушку (Евгения Симонова), которая ему очень понравилась. К его ужасу, она оказалась принцессой — волшебник сделал так, чтобы король, проезжавший мимо с дочерью и свитой, захотел свернуть к его усадьбе. Когда же принцесса, не подозревая, что молодой человек, так приятный ей — медведь, захотела поцеловать его, он, испугавшись, убежал.

Принцесса, переодевшись мальчиком, поспешила за ним, пообещав застрелить любого кто последует за ней. В трактире «Эмилия» они встретились, и, не узнав её сначала, Медведь вызывает принцессу на дуэль. Однако принцесса вскрикивает во время битвы, и Медведь понимает, что девушка его обманула.

Появляется Волшебник и говорит Медведю о том, что разочаровался в его поведении. Волшебник называет Медведя трусом. Медведь, по мнению Волшебника, должен был поцеловать принцессу, но испугался превратиться в животное, а значит, он любит принцессу не настолько сильно, чтобы пожертвовать ради неё обликом человека. В гневе Медведь идёт к трактирщику и просит его запереть — трактир засыпан снегом и выбраться из него невозможно. Трактирщик даёт ему ключ от комнаты, а сам обращает внимание на одну из фрейлин принцессы и узнаёт в ней свою первую любовь Эмилию, в честь которой и был назван трактир. Трактирщик и Эмилия решают помочь поссорившимся влюблённым.

Принцесса запирается в комнате на втором этаже трактира. Король приказывает кидать жребий, и жребий выпадает придворному министру-администратору (Андрей Миронов). Администратор заходит к принцессе, и раздаётся выстрел — опередив принцессу, администратор сам стреляет в неё, но промахивается.

Принцесса в гневе решает выйти замуж за первого встречного и нарекает администратора своим женихом.

Король решает играть свадьбу. Отчаявшись, что его любовь уводят от него, Медведь решает всё рассказать принцессе про поцелуй, превращающий его в животное, и расстроенная принцесса прощается с ним навсегда.

Свадебный кортеж уезжает. В трактире остаются Охотник и Медведь.

Медведь заключает с Охотником соглашение, согласно которому, если когда-нибудь Медведь поцелует принцессу и превратится в животное, Охотник убьет его.

Проходит несколько лет. Страной вместо короля правит Администратор. Принцесса медленно умирает от тоски по Медведю. Волшебник специально не пускает Медведя в страну и в свой дом, потому что думает, что сказка с грустным концом может многому научить людей, а сказки со счастливым концом для детей.

Подходит день смерти принцессы, и в доме волшебника появляется Медведь. Охотник целится в медведя. Медведь целует принцессу, но не превращается в медведя, а остаётся человеком. Волшебник объясняет этот парадокс обыкновенным чудом.

Герои сказок уходят из дома волшебника, который оказывается всего лишь декорацией. Декорация сгорает, а Волшебник остаётся один.

Скупые и неинтересные факты.

А теперь , собственно, к самому чуду.

Фильм «Обыкновенное чудо»- великолепен! Про него можно говорить часами, цитировать из него фразы и целые отрывки…

Марк Захаров — сам, как добрый волшебник, создал свой мир сказки. Это сказка для взрослых людей, которые мечтают о романтике, любви и подвигах… Герои его сказки по-взрослому ироничны и циничны, лукавы и коварны, но при этом бесконечно обаятельны и искренны!

Король Евгения Леонова, говорящий довольно-таки недобрые слова голосом Вини-Пуха, -очарователен, не может не вызывать улыбку, смех, а, порой, и хохот.

Волшебник Олега Янковского- уставший и скучающий, и поэтому развлекающий себя тем, что играет людьми и их чувствами… Янковский здесь прекрасен!

Медведь Александра Абдуллова- это один из лучших романтических образов нашего кино! И, на мой взгляд, бесспорно, это лучшая роль Абдуллова, и это самая моя любимая роль этого артиста!

А могли бы сыграть..

Медведь из фильма 1964 года

принцессу могли бы сыграть

.. но утверждение получила Евгения Симонова.

Министр в исполнении Андрея Миронова, этакий самовлюбленный гадский тип, но! При этом какое обаяние!

Песенка министра про бабочку и диалог про мужа-волшебника — просто украшение фильма! Самое удивительное, что эта песенка оторвалась от фильма и отправилась в свой самостоятельный полет по бескрайним просторам. Ведь даже те, кто ни разу не видел самого фильма, наверняка слышали и улыбались этому самому воробышку, который бабочку-голубушку мням-мням-мням-мням, да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг… Казалось бы, что в этих словах такого особенного? Почему эта песенка и сейчас, спустя …дцать лет порхает и на телеэкранах и в радиоэфире? Видимо, дело в ее простоте и бесконечном обаянии Миронова, который спел ее так, что единственный раз услышав ее, не забудешь никогда!

В-общем, фильм «Обыкновенное чудо» — для меня лично Чудо Необыкновенное! Единственное и неповторимое!

это то, что я говорю своим близким в свое оправдание

Первый пикап в Советском союзе

Если хочешь указать на ошибки, то сначала похвали, мерзавец.

Вот и славно! трам-пам-пам!

— Эмилия и Трактирщик дуэтом

Жена волшебника

Твоя последняя сказка оказалась забавной. Во всяком случае, удачной. Может быть, лучшей.

Добрый день. Я — король… дорогие мои.

Сегодня я буду кутить. Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки: я буду всё это бить. Уберите хлеб из овина: я подожгу овин.

Министр-администратор

Будете мешать — оставлю без обеда. Кстати, ко всем относится.

Зачем же надо было кричать «увы», болван?!

От всей души поздравляю вас. Царствие вам небесное!

Метнулась девушка, вскочила милая… Ну, я за пистолет. Пальнул в неё, пальнул в хорошую… А что делать?

Кто смеет обижать нашего славного, нашего рубаху-парня, как я его называю, нашего королька?

Насмотрелся я на этих благородных страдальцев, бродячих музыкантов и нищих певцов, хуже того — на этих менестрелей, на этих мучителей душ человеческих. Это они толкают на смерть обманутых дурачков. Это они выдумали любовь! — парафраз эпизода из 2-го действия пьесы

А-а бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк,
А за ней воробышек прыг-прыг-прыг-прыг,
Он её, голубушку, шмяк-шмяк-шмяк-шмяк,
Ам-ням-ням-ням да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг.

Вы — мой ангел, вы — мой идеал,
Моя звёздочка, ягодка, рыбка,
Зубки — жемчуг, а губки — коралл,
Хороши также грудь и улыбка —
Я таких никогда не встречал.

Сказала девушка, сказала милая:
«Вы первый встречный мой — я ваша навсегда».
И подарил я ей в дыму и пламени
Одно лобзание в цветущие уста.

Ты обнимаешь меня так, как будто бы имеешь на это право. Мне это нравится. Очень нравится.

Три дня я гналась за Вами — да! — чтобы сказать Вам, как Вы мне безразличны!

Стойте! Я прошу Вашей руки. Будьте моей женой! Я молод, здоров, я никогда не обижу Вас.

Уйдите, прошу Вас. Иначе я опять захочу убить Вас. Только на этот раз я это сделаю.

Жена волшебника. Вы негодяй!
Министр-администратор. Да. А кто нынче хорош? Вот я, например, вижу — летит бабочка: головка крошечная, безмозглая, крылышками бяк-бяк, бяк-бяк, бяк… ну дура-дурой! Воробушек тоже не лучше. Берёза — тупица, дуб — осёл, речка — кретинка, облака — идиоты. Лошади — предатели. Люди — мошенники. А что делать? Весь мир таков. Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять? В полночь жду. Ну как, придёте?
Жена волшебника. И не подумаю. А ещё пожалуюсь мужу — и он превратит вас… в крысу.
Министр-администратор. А кто у нас муж?
Жена волшебника. Волшебник.
Министр-администратор. Предупреждать надо. Был не прав, вспылил. Но теперь считаю своё предложение безобразной ошибкой, раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить. Всё, ушёл.

Читать еще:  Почему так тяжело с мужем

ПыСы: а а кого именно вы бы выбрали на роль принцессы?

Обновлено 21/08/15 15:52:

Великие, сильные и чистые чувства творят чудеса.

Сказки любят читать все – и маленькие дети, только что постигшие азы грамоты, и подростки, вступающие во взрослую жизнь, и сами взрослые, мечтающие хоть на несколько часов вернуться в мир детства. Сказки любят читать все, только не все в этом признаются.

А сказки Е. Л. Шварца знакомы нам с самого раннего детства. Потом мы вырастаем, и любимые герои так и остаются в детстве, даже слегка подзабываясь со временем. Книги пылятся на полках, потому что вроде бы уже неловко читать детские сказки. Однако напрасно мы так думаем. Сказки Евгения Львовича имеют замечательное свойство – расти вместе с читателем. Перечитав давно известные произведения русского сказочника, мы можем найти в них то, чего не заметили в детстве. Возможно, такое «двойное прочтение» и входило в замысел автора.

Предварительный просмотр:

МБОУ «Актанышская средняя общеобразовательная школа № 1» Актанышского муниципального района РТ

«Великие, сильные и чистые чувства творят чудеса. »

Выполнила: ученица VIII класса

Зиннатуллина Инзиля Ильясовна

Сказки любят читать все – и маленькие дети, только что постигшие азы грамоты, и подростки, вступающие во взрослую жизнь, и сами взрослые, мечтающие хоть на несколько часов вернуться в мир детства. Сказки любят читать все, только не все в этом признаются.

А сказки Е. Л. Шварца знакомы нам с самого раннего детства. Потом мы вырастаем, и любимые герои так и остаются в детстве, даже слегка подзабываясь со временем. Книги пылятся на полках, потому что вроде бы уже неловко читать детские сказки. Однако напрасно мы так думаем. Сказки Евгения Львовича имеют замечательное свойство – расти вместе с читателем. Перечитав давно известные произведения русского сказочника, мы можем найти в них то, чего не заметили в детстве. Возможно, такое «двойное прочтение» и входило в замысел автора.

Передо мной несколько потрепанная книга, я аккуратно беру ее в руки, листаю и невольно начинаю читать, хотя уже читала однажды. Это пьеса-сказка Евгения Львовича Шварца «Обыкновенное чудо». При повторном чтении сказка воспринимается совсем иначе.

«Обыкновенное чудо» Е. Л. Шварца – это пьеса-сказка, и она строится по своим законам: в арсенале драматурга совсем иные способы создания образов, по-другому выражается авторская позиция, сюжет развивается динамичнее, чем в эпическом повествовании. Е.Шварц соедини л в одном лице функции повествователя и персонажа.

В «Обыкновенном чуде» сказителем является Хозяин (Волшебник). Два смысла вкладывает Е. Л. Шварц в слово «Хозяин»: первый — Хозяин усадьбы, где происходит действие пьесы-сказки; второй — Хозяин сказки, т.е. ее творец, синонимом ему является слово «Волшебник». И этот второй смысл слова «Хозяин», мне кажется, помогает понять причину создания образа Сказочника в пьесе-сказке. Вместе со сказочником в произведение входит тема искусства, творчества, судьбы художника, его непростых взаимоотношений с жизнью, властью, с самим собой. Хозяин не только герой-повествователь, но и творец сказки и художник. Все же повествовательные возможности его заметно сужены, функции рассказчика частично переданы другим действующим лицам и не являются для него ведущими. Хозяин рассказывает всего одну сказку — сказку о чуде любви, но вся она «пропущена» через его душу и разум.

Хозяин в «Обыкновенном чуде» не молодой человек, а зрелый мастер, признанный Волшебник. Ни портретного, ни биографического сходства с Е. Шварцем в нем нет. Но есть одна выразительная деталь. «Обыкновенное чудо» посвящено Екатерине Ивановне Шварц, которую он очень любил. Первый монолог Хозяина — о любви к жене: «Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик, честное слово так!». Любовь лежит в основе всей пьесы-сказки: «Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю».

Е.Шварц подчеркивает в Хозяине творческое начало и, наверно, не случайно дает своему герою двойное имя: Хозяин и Волшебник. Волшебник — его профессия, он творит чудеса. Хозяин (Волшебник) и в монологах, и в репликах постоянно говорит о любви: «Влюбляться полезно!» Более того, выстраивает свою сказку как цепь разнообразных вариаций любви: Хозяин и его жена, Медведь и Принцесса, Эмиль и Эмилия. Все отрицательные персонажи Е. Шварца (Администратор и др.) лишены способности любить, а значит и творить.

Волшебник, как и «герои сказки, более близкие к «чуду», лишен « бытовых черт сегодняшнего дня». Он целиком поглощен творчеством и как настоящий художник живет в мире, населенном реальными людьми и придуманными им самим персонажами. Взаимоотношения мастера со своими созданиями не просты. Оценивая их достоинства и недостатки, он говорит: «Одни работали лучше, другие хуже, но я уж успел привыкнуть к ним. Иногда персонажи делают не совсем то, что ему хотелось, но при этом не нарушают существенно его планов. Это вызывает у него добрую улыбку: «Вот, например, Эмиль и Эмилия. Я надеялся, что они будут помогать молодым, помня свои минувшие горести. А они взяли да и обвенчались. [. ] И пусть, и пусть».

Другое дело, когда герой выходит из-под опеки автора и начинает действовать в соответствии с логикой собственного характера, когда ставится под сомнение авторский замысел, тогда Хозяин из помощника и дарителя превращается во вредителя: «Прощай. Я больше не буду тебе помогать. Нет! Мешать начну тебе изо всех сил. До чего довел…». И он исполняет свою угрозу: «Самые тихие речки по моей просьбе выходят из берегов и преграждают ему путь, если он подходит к броду. Горы, уж на что домоседы, но и те, скрипя камнями и шумя лесами, сходят с места, становятся на его дороге. Я уж не говорю об ураганах. Эти рады сбить человека с пути. Но это еще не все. Как не было мне противно, но приказал я злым волшебникам делать ему зло. Только убивать его не разрешил»

Творец и герой противостоят друг другу: замысел одного не соответствует характеру другого. Е.Шварц мастерски показывает драматизм творческого процесса в постепенном постижении истины, глубину переживания художника, открывающего для себя новые горизонты творчества. Хозяин не всегда предвидит, чем и как разрешится какое0-нибудь событие. Главное для него понять законы творчества, природу подобных явлений. В «Обыкновенном чуде» читателю открывается внутренний мир творца пьесы-сказки, зрелого мастера, его творческая лаборатория.

В «Обыкновенном чуде» изображены и взаимоотношения художника с властью. Его позиция по отношению к ней выражена четко и категорично: «Я королей, откровенно говоря, терпеть не могу!». Король и его прислужники изображаются как деспоты и тираны. Художник и власть враждебны. Однако в пьесе-сказке Хозяин является волшебником не только в переносном (творец, мастер), но и в буквально сказочном смысле слова. Он обладает могуществом: может превратить Медведя в человека, министра-администратора — в крысу, короля — в облачко и т.п. Кроме того, он еще и бессмертен, как само искусство. А значит ему не страшны ни короли, ни министры, ни палачи. Он понимает их несовершенство, жестокость, временность и не боится их. Очевидно, здесь сказался оптимизм исторического времени — на дворе была оттепель — и вера в бессмертие искусства.

В сказке Шварца случается чудо, даже вопреки воле самого Волшебника. Мораль проста и прекрасна: великие, сильные и чистые чувства творят чудеса. «Обыкновенное чудо» — самая личная из всех сказок Евгения Шварца. И неудивительно — ведь повествовала она о Любви. В этой сказке под масками Волшебника и его жены впервые неприкрыто проглянули автобиографические черты, что подтверждалось и характером Волшебника, и посвящением пьесы Екатерине Ивановне Шварц. Думаю, вы согласитесь: ведь они похожи – Шварц и Хозяин?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector